Жертва "Норд-Оста", или Как российско-американского бизнесмена Йордана обменяли на узбекский газ

26.12.2019 14:52
ЙОРДАН ОТВЕТИЛ ЗА ГАЗ
Перед выборами началась мобилизация информационных ресурсов

Анатолий КОСТЮКОВ

Вчера американского гражданина Бориса Йордана обменяли на 38 млрд. кубометров узбекского и туркменского газа. Официально это называется соглашением "Газпрома" и "КазТрансГаза" о транзите голубого топлива из центральноазиатских республик. Йордана, уволенного в пятницу с должности гендиректора холдинга "Газпром-медиа", эта сделка касается постольку, поскольку 26 декабря руководимая им телекомпания НТВ показала сюжет "Казахстанский транзит", который, как говорят, очень не понравился президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву и поставил под угрозу срыва заключение контракта с "КазТрансГазом" на 2003 год. В таком ракурсе отставка Бориса Йордана выглядит искупительной жертвой, принесенной "Газпромом" на алтарь экономического сотрудничества с дружественным государством. "Газпром", что называется, извинился за прокол одного из своих СМИ.

Эта версия хороша тем, что она - самая удобная для власти. Тем более что об истинной причине отставки Йордана общественность не извещена. Вчера это собирался сделать сам отставник, но в последний момент пресс-конференция, назначенная на 14.00, была перенесена на сутки. Как сказали в пресс-службе НТВ, "по техническим причинам".

Вряд ли, однако, "транзитная" версия утвердится в массовом сознании. СМИ уже утверждают, что Йордан пал жертвой совсем других обстоятельств. Например, теракта на Дубровке. Журналисты уже в ноябре подозревали, что их назначат единственными виновниками октябрьской трагедии, и, как теперь видно, не ошиблись. Борис Йордан стал первым и единственным должностным лицом, наказанным за происшествие в Театральном центре.

Среди руководителей служб и ведомств, проворонивших рейд террористической бригады на Москву, потравивших заложников газом, а потом не сумевших организовать спасательные работы, пострадавших нет.

Вместе с тем есть доля правды и в словах нового гендиректора "Газпром-медиа" Александра Дыбаля, который уверяет, что претензии к менеджменту НТВ были у "Газпрома" и до событий на Дубровке. Причина и характер этих претензий тоже не составляет тайны. По большому счету вина Йордана в том, что он не выполнил "задание партии и правительства". Его вместе с Альфредом Кохом бросили на НТВ, чтобы они сделали из "антигосударственной" телекомпании Гусинского "правильный", то есть послушный, канал. А этого как раз и не удалось. Новые менеджеры то ли не захотели "строиться", то ли не сумели "построить" остатки разбитой журналистской команды, но сервильного телевидения у них не получилось. При всех издержках, вызванных разгромом "старого" НТВ, компания сохранила репутацию приличного СМИ. Телезрители по-прежнему отличали ее и от первой кнопки, и от второй, справедливо рассчитывая увидеть на ее картинке несколько больше того, что официально разрешено кремлевской цензурой. Чего же ради, спрашивается, власть столько месяцев боролась с Гусинским? Не для того же, наверное, чтобы Парфенов, Шустер "и иже с ними" продолжали насаждать среди россиян свое "независимое мнение"?

Вообще говоря, за время, что Йордан командует на НТВ, ее хозяин - "Газпром" кардинальным образом пересмотрел свою точку зрения на будущее телекомпании. Когда ее освобождали от прежнего совладельца, газпромовское начальство божилось, что НТВ ни в коем случае не достанется государству, да и самому "Газпрому" этот "непрофильный актив" даром не нужен - при первой же возможности газовики сбудут его какому-нибудь частнику. Это служило тогда главной гарантией того, что "независимое телевидение" не будет искоренено в России, что оно наоборот станет еще более независимым. Несколько раз назначались даже сроки, когда компания должна быть подготовлена к продаже, время от времени в прессу "вбрасывались" имена возможных покупателей, потом оказывалось, что к торгам еще не все готово, и волокита шла по новому кругу. Последний срок окончания предпродажной подготовки медийных активов, называвшийся председателем совета директоров "Газпром-медиа" Александром Дыбалем, - 15 января сего года. И вот игра кончена - на днях, комментируя отставку Йордана, тот же Дыбаль заявил, что "Газпром" намерен "усилить управление своими медиаактивами". И ни слова о продаже. По-видимому, газпромовское руководство, а вернее всего кремлевское, решило, что НТВ самим пригодится и отдавать его в чужие руки никак нельзя.

Понятно: на носу - новая череда выборов. В такую лихую годину каждый микрофон, каждая телекамера, каждое перо должны быть мобилизованы и призваны на борьбу за голоса избирателей. Если даже у Йордана не получилось сделать из НТВ нормальное средство агитации и пропаганды, то в руках независимого вещателя компания может стать рассадником инакомыслия. В преддверии выборов, как считает лидер СПС Борис Немцов, власть стремится "окончательно и бесповоротно зачистить информационное пространство страны", установить "тотальную цензуру" СМИ. Других независимых мнений на этот счет, собственно говоря, нет. Политический характер отставки Йордана слишком очевиден, чтобы его можно было скрыть маловразумительными ссылками на "стратегию бизнеса". Стратегия у российского бизнеса, тем более информационного, такая, какую укажет власть.
* 8 (2841) 21 января 2003


Другие материалы в этой категории: Борис Ложкин — продать в кредит »