Зачем Назарбаеву досрочные выборы

04.12.2018 00:07

Мы видим, как минимум, четыре основания для того, чтобы президентские выборы в Казахстане состоялись уже этой зимой. Не факт, что этот прогноз сбудется — в Акорде легко могут поменять планы, но в любом случае есть смысл их проанализировать.

Выборы будут зимой?KazakhSTAN 2.0 - 08.10.2018

Выборы будут зимой?

В одной из наших недавних публикаций мы спрогнозировали, что следующие президентские выборы в Казахстане состоятся досрочно, в  конце 2018-го — начале 2019 года. А причины, по которым Нурсултан Назарбаев решил в очередной раз заранее переизбраться на пост главы государства, сформулировали так: в стране продолжается социально-экономической кризис, который так и не смогли преодолеть ни массированные государственные инвестиции в экономику и социальную сферу, ни восстановление мировых цен на углеводороды и рост странового экспорта и ВВП.

Однако сам по себе  социально-экономический кризис, начавшийся еще в 2008 году и принявший относительно вялотекущий характер в последние три года,  вряд ли бы вынудил Назарбаева на столь экстраординарный шаг, тем более что в своем  президентском послании народу Казахстана 5 октября 2018 года в Астане он объявил о расширении старых и запуске новых программ социальной поддержки населения.

Поэтому, скорее всего, было что-то еще, причем весьма серьезное или даже критическое, вопрос — что?

На наш взгляд, возможных вариантов ответа на этот вопрос несколько:

  • проблемы со здоровьем,
  • обострение внутриэлитной войны и чрезмерная активность потенциальных преемников,
  • опасность критического ухудшения внешних условий,
  • усиление рисков существенной дестабилизации внутриполитического положения в стране.

Возможны, конечно, и другие версии, но нам представляется, что все они сводятся к этим четырем.

Коротко прокомментируем их.

Если Назарбаев начал испытывать серьезные проблемы со здоровьем,  то с учетом возраста и нагрузок это становится кардинальной и не имеющей решения проблемой. В таком случае переизбрание главой государства на год раньше, пока еще есть силы и возможность выглядеть здоровым, кажется абсолютно правильным и логичным. Ведь никто не знает, что будет с нами через год, поэтому не исключен вариант, что в 2020 году основным аргументом против избрания Нурсултана Назарбаева президентом республики может стать он сам, точнее его очевидная физическая слабость.

Что касается обострения внутриэлитной войны и чрезмерной активности потенциальных преемников, то, по нашей оценке, вероятность этой причины досрочных президентских выборов существенно меньше, чем в первом случае. Хотя бы потому, что Нурсултан Назарбаев продолжает жестко контролировать правящую казахстанскую элиту, о чем свидетельствуют в частности его последние  кадровые решения. Причем никто из его ближайшего окружения еще не рискнул публично или хотя бы неформально выступить против нынешнего курса. Но, повторимся, в жизни всякое бывает, так что вероятность того, что президент отвечает на давление со стороны людей, которых он вынужден выслушивать и  не может просто так отправить «за борт», отлична от нуля.

Третий вариант (опасность критического ухудшения внешних условий)  особо пояснять не станем, поскольку очевидно, что Казахстан как ближайший военно-политический и экономический союзник России, ее стратегическое геополитическое подбрюшье, и как территория, лежащая между двумя ключевыми оппонентами США и Запада в целом, оказался в крайне сложном положении. Соответственно повысился риск того, что в ходе эскалации противостояния с Россией США введут санкции против Казахстана и его  госструктур, включая Национальный фонд  и Национальный банк, а также лично Нурсултана Назарбаева и его ближайших соратников.

Понятно, что Акорда  постарается этого не допустить, но теоретическая вероятность подобного развития событий (пусть не завтра, а, скажем, в течение ближайших лет) достаточно высока. Ну, а про сверхчувствительность Казахстана и казахстанской правящей элиты к подобным санкциям нет смысла говорить. Достаточно напомнить уже забытую историю «Казахгейта» и о том, сколько времени и усилий понадобилось Акорде, чтобы закрыть эту проблему.

По нашей оценке, куда вероятнее четвертый вариант — усиление рисков дестабилизации ситуации внутри Казахстана. Главным образом потому, что Акорде нечего противопоставить ухудшению социально-экономического положения значительной, если не большей части граждан. И что еще больше усугубляет ситуацию, этот процесс происходит параллельно с усилением социально-экономического расслоения в республике, когда богатые становятся еще богаче, а бедные — еще беднее. В этих условиях рост странового экспорта и ВВП играют роль средней температуры по больнице, маскируя реальное положение дел в стране.

Очевидно, что усиление автократического политического режима, в том числе путем проведения досрочных президентских выборов с очевидным результатом, усиление репрессий против инакомыслящих, в том числе по надуманным основаниям, очевидная пассивность казахстанцев и отсутствие гражданского общества, реальной политической оппозиции и независимых СМИ позволят Нурсултану Назарбаеву и его окружению сохранить текущее положение дел и не допустить дестабилизации ситуации. Но при условии, что не случится ничего критического.

Между тем, неожиданный сценарий событий вполне вероятен, о чем свидетельствует «арабская весна», когда авторитарные режимы, весьма схожие с казахстанским по своей организации и практике, рушились один за другим буквально на наших глазах. Причем поводом для «казахстанской весны» может стать все, что угодно, начиная от резонансного акта насилия силовиков по отношению к гражданам до очередного сильного падения курса тенге против доллара. 

То, что первое возможно, нам напоминают  события в Жанаозене в 2011 году и события в Шаныраке в 2006 году. Что касается второго, то его  подтверждает недавнее сообщение Национального банка РК  о том, что регулятор за три дня, с 5 по 7 сентября 2018 года, потратил 520 миллионов долларов, чтобы покрыть спрос и компенсировать отсутствие предложения, то есть чтобы курс тенге не упал.

Так что, если специалисты предупредили президента, что  нацвалюта может в скором времени обесцениться (скажем, как турецкая лира, а то и еще сильнее), этого вполне достаточно, чтобы он  принял решение досрочно переизбраться. Ведь удержать курс тенге и тем самым не допустить усиления массового недовольства граждан Назарбаев уже не сможет, что он и сам прекрасно понимает.

Вряд ли казахстанский президент забыл опыт 2014–2015 гг., когда ситуация развивалась точно также. Тогда государство вынуждено было израсходовать 28 миллиардов американский долларов, чтобы поддержать нацвалюту, но в итоге  все равно было вынуждено ее девальвировать.

Ну, а падение курса тенге до отметок выше 400 тенге за доллар или еще дальше, к 500 тенге за доллар, чем не повод для массового недовольства? 

Другие материалы в этой категории: Борис Ложкин — продать в кредит »